Урология,андрология
 

О ЦЕНТРЕУРОЛОГИЯГИНЕКОЛОГИЯКАРТА САЙТАВОПРОС-ОТВЕТ
 
 
 
 

Половые гормоны и предстательная железа

Предстательная железа является ярким примером андрогензависимого органа, поэтому большинство современных теорий патогенеза простатической гиперплазии прямо или косвенно являются гормональными:
• теория стволовой клетки;
• дигидротестостероновая теория;
• теория андрогенно эстрогенного дисбаланса;
• теория стромально эпителиальных взаимоотношений;
• теория ингибирования клеточного апоптоза (программированной смерти клетки).
Предрасположенность к увеличению предстательной железы может быть связана с генетическими особенностями андрогеновых рецепторов. У мужчин с меньшим числом триплетов CAG в гене андрогенного рецептора вероятность развития аденомы предстательной железы выше, чем у тех, ген которых содержит большее число этих триплетов. Известно, что дигидротестостерон (ДГТ) - основной регулятор роста и индуктор гиперплазии простаты за счет прямой и косвенной модуляции пролиферации, клеточной дифференцировки и апоптоза (железистая гиперплазия), в отличие от действия эстрогенов, стимулирующих стромальную гиперплазию простаты. Как полагают, в большинстве случаев повышение активности редуктазы - компенсаторная реакция простаты поддержать нормальный уровень ДГТ при снижении в притекающей крови к простате уровня основного субстрата – тестостерона. При нормальном уровне тестостерона в крови в пределах 5 - 10 нг/мл стимуляции роста простаты, очевидно, не происходит. Ввиду того, что активность ферментов зависит от уровня тестостерона (исходного субстрата), который остается низким, образование ДГТ и эстрадиола из него оказывается значительно превосходящим норму.
Это способствует развитию железистой и стромальной гиперплазии железы.
Очевидно, что низкий уровень плазменного тестостерона является для простаты существенным триггером, запускающим механизмы редуктазной активности и эпителиальной (меньше стромальной) пролиферации. В связи с избыточным расходованием основного субстрата тестостерона по механизму редуктазной трансформации уменьшается образование других побочных продуктов метаболизма тестостерона в простате (в частности, образование андростендиола) . Возникающий дефицит андростендиола в предстательной железе сопровождается активацией адренорецепторов шейки мочевого пузыря и простатического отдела уретры, так как андростендиол является природным блокатором этого типа рецепторов. Это клинически манифестирует различными симптомами нижних мочевых путей (СНМП) даже в отсутствие какого-либо заболевания предстательной железы. При восполнении уровня тестостерона крови (например, при лечении андрогенного дефицита) до нормальных физиологических показателей происходит нормализация активности редуктазы и ароматазы предстательной железы . Показано, что при увеличении предстательной железы на фоне ДГПЖ или простатостаза могут наблюдаться различные гормональные диссоциации - как более низкий уровень андрогенов, так и повышение его у эстрогенов у мужчин.

  • Анализируя 260 мужчин старше 60 лет в ходе исследования NHANES III, Rohrmann et al. (2005) отметили, что высокий уровень эстрогенов, высокое соотношение «эстрадиол/тестостерон» и низкий уровень андростендиола глюкоронида (мета-болит ДГТ) связаны с большим риском СНМП на фоне увеличения простаты. Экзогенное введение эстрадиола ведет к угнетению редуктазной активности и резкому угнетению секреции в эпителии простаты, однако в нем сохраняется синтез андростендиона. Согласно проведенным на данный момент исследованиям, роль эстрогенов в патогенезе гиперплазии простаты двоякая: они выступают как активаторы синтеза ДГТ в эпителии (за счет повышения чувствительности к андрогенам), что ведет к железистой гиперплазии, а также являются самостоятельными факторами регуляции клеточной пролиферации/апоптоза, приводящими к стромальной гипер-плазии простаты.
    Предстательная железа является андрогено-зависимым органом, а критическую роль для ее метаболизма играет сывороточный уровень тестостерона, дефицит которого является доказанным патогенетическим фактором развития и прогрессирования эндотелиальной дисфункции (в том числе в тазовых и простатических сосудах), проявляющейся в урогенитальном тракте в виде тазового и/или простатического атеросклероза. В его основе лежит недостаток оксида азота NO, для синтеза которого нужен тестостерон и L-аргинин. Считается, что дефицит оксида азота является предиктором нарушения простатической гемодинамики, гипоксии органа с активацией системы фибробластов, что может приводить к усилению склеротических процессов в паренхиме предстательной железы.


  •  

    julis-beehive